В своей статье в The Washington Post Сюзетт Хакни, независимый журналист из Мичигана, которая работала в течение 17 лет репортером в Detroit Free Press и The Detroit News, обсуждает свои отношения с Dave Matthews Band и последствия, которые имели место для нее как афроамериканки. Ниже мы приводим перевод рассуждений Сюзетт на этот счет, а также интересные случаи из ее жизни.

Впервые я услышала их музыку на кампусной вечеринке весной 1993 года. Это была «белая» вечеринка, всего с несколькими афроамериканцами. Я упоминаю эти факты не просто так. Далее вы поймете, почему. Этот звук – смесь рока, блюза, джаза, фолка, классической, мирового и чистого фанка, пробудил меня от моего опьянения пивом. И этот голос. Он был сырой и сексуальный, с командным диапазоном от фальцета до баритона, который оставил меня в состоянии благоговения и сделал одержимой. Я сразу начала спрашивать у всех и искать название группы. Мне сказали, что это некая группа из Вирджинии, и ее концерты были записаны на пленку и ходили по рукам в университетском городке повсюду. Я нашла владельца записи и начала донимать его вопросами. Название группы было Dave Matthews Band. Группа играла много концертов в Университете Вирджинии, поскольку они сами были из Шарлотсвилля. Парень на вечеринке сказал, что друг прислал ему запись с концерта. Он говорил, что не уверен, что группа станет популярной, но ему и его друзьям нравится. Так нравилось и мне. На самом деле, чем больше я их узнавала, тем больше мне нравилось. Мэтьюс, вокалист, был белым парнем из Южной Африки. Басист Стефан Лиссар был вундеркиндом, бросившим школу, чтобы делать то, что любит. И большинство участников группы были похожи на меня. И все же, когда я в первый раз пошла на их концерт, я больше не увидела в толпе поклонников афроамериканцев, как и я. Тем не менее, для меня это не странно – быть единственной афроамериканкой в комнате. Я училась в основном в «белых» школах, у меня было много белых друзей, пока я росла, и я успешно осваивала «черный» и «белый» мир (а также азиатский, еврейский, индийский, латино) всю свою жизнь, потому что мы все люди. Я работала корреспондентом в Детройте в последние 17 лет, в городе, где 90 процентов населения – афроамериканцы. И я встречала взрослых людей, который чувствовали себя некомфортно, если вокруг не было людей из национальности. Я не могла себе представить такого. Со времени первого концерта в 1994 года я была примерно на сорока других. Я стараюсь побывать хотя бы на пяти концертах в год, путешествуя по большей части по Среднему Западу. На протяжении многих лет меня дразнили некоторые из моих черных друзей, которые называли DMB «музыкой белых». На концертах некоторые белые смотрят на меня так, будто я белая ворона: «Вау, ты действительно их поклонница?» Реальная история. Мой друг и я ждали среди большого количества народа после шоу в прошлом году, это было за пределами Кливленда, когда белая женщина запнулась и начала говорить с нами. «Я собиралась сделать что-нибудь, но поняла, что это расист» - сказала она, глотая слова. Она объяснила, что собиралась сфотографировать нам, чтобы доказать своей коллеге, что у Dave Matthews Band had есть поклонники афроамериканцы. Она сказала, что работала с черными женщинами, которые издевались над ее навязчивой идеей с группой и не могли понять, что она нашла в этой музыке.  Было ясно, что она понимала, что это люди разных рас, но она, кажется, была разочарована тем, что ее стереотипы о «белой» музыке разрушены. Я понимала это лучше, чем кто бы то ни было. Я не злилась. Я даже предложила ей сделать фото, если это важно для нее. Но мне было немного грустно, потому что слова пьяной женщины затронули что-то большее во мне. Почему люди судят о расе по музыке, которую мы слушаем? Друг, который часто присоединяется ко мне на концертах, несмотря на высказывание «Я ненавижу голос Дэйва», является афроамериканцем. Каждый раз он подсчитывает, сколько черных в зале. В толпе из 50 000 иногда их бывает трое или четверо. Для него это своего рода проверка того, что мы не должны там находиться. Но я хочу быть там, в результате чего число черных фанатов может возрасте хотя бы до пяти. Я там не для того, чтобы представить расу. Я там, чтобы получить удовольствие, ту музыку, которую я хочу. Тем не менее, в последние несколько недель я думаю о том, какой я должна быть как черная женщина.  В своем недавнем выступлении неделю назад, после вынесения в суде приговора Джорджу Циммерману, президент Обама говорил о своем личном опыте. Он использовал свое положение чтобы объяснить людям то, чего они действительно не могут понять. Я поддерживаю его. У меня тоже были случаю, когда на меня смотрели в магазине как на вора в ночи. Я тоже видела женщин, которые брали в руки свои кошельки и вставали неудобно на эскалаторах. Мне пришлось смириться и стать успешной женщиной, у меня не было выбора. Почти через 20 лет после того, как я впервые увидела DMB на концерте, я до сих пор единственная черная в зале или одна из нескольких. Но я принимаю это. Я встречала много невероятных людей, будучи поклонницей группы, которых я теперь зову семьей. Я люблю группу и их музыку. Я встречалась с большинством членов группы и они самый милые и добрые люди, которых вы могли бы знать. Я общаюсь с ними в социальных сетях и хочу чтобы они появились в жизни других людей в разных сферах, или хотя бы в моей.

Joomla SEF URLs by Artio
2019  Dave Matthews Band fan site  (c) Любое использование либо копирование материалов или подборки материалов сайта, элементов дизайна и оформления может осуществляться лишь с разрешения автора (правообладателя) и только при наличии ссылки
globbers joomla template